Category: семья

Дракон

DIXI!

Всем, кто спросит: А на фига было открывать новый журнал?
Захотелось
Сегодня мой ЖЖ - мой блокнот. Моя записная книжка. Этакие записки на манжете.
В основном, для друзей.
Иногда публицистика. Если тема меня сильно зацепила.
Упрекали тут меня за некую мрачность и слегка матерную тональность постов. Так какова жисть, такова и тональность.))
Не читайте. Ваше право пройти мимо. Или остановиться и почитать. Слобода, блин!
Но мое право писать так, как чувствую и думаю. Мое право и мой жжурнал.
Я в тысячники и "властители дум" не рвусь и мнение свое никому не навязываю. Пишу, как пишется. Живу, как дышится.
Не нравится? В ЖеЖечке авторов..., что собак нерезаных.
Не нравится моя уйутненькая, пройдите мимо, но не тратьте свое, а главное, мое время на бесплодные дискуссии. Скушно мне стало вести бессмысленные и бесполезные инетспоры. Много букаф тратить приходится.
И не спрашивайте, почему анти_хохол. Просто посмотрите этот ролик. Лично я его регулярно пересматриваю. Чтобы не забыть.


Я плачу.
Каждый раз плачу.
А вы?
Каждое слово в этом дневнике написано искренне.
Не ради лулзов, комментов или рейтинга.
Мне на рейтинги ПЛЕВАТЬ.
Я так живу.
Всегда.
DIXI!!!
"По ту сторону прицела поднял голову фашизм..."

Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
Хиджаб

Немножко воспоминаний. Кто просил мемуаризмов - получите.))

Я начну с того момента, когда он ушел.
Мой дед.
Мой дедуля. Так я его звала.
Как вспомнится, так и буду писать.
Как он умер я не видела и не знаю. Меня, маленькую, отправили к друзьям семьи. Об этом я писала в посте "Не люблю я хризантемы".
В то лето папе резецировали две трети легкого и после операции отправили долечиваться в Крым, в Алупкинский санаторий для тубиков.
Когда мы улетали, дед еще ходил, читал любимого Льва Толстого, и все было хорошо. Через 1,5 или 2 месяца, когда мы с мамой вернулись (папу оставили долечиваться), дедушка уже не вставал. И даже и не разговаривал ни с кем. Я подходила к нему тайком (меня не пускали, говорили, чтобы не мешала), прижималась щекой к его рукам. Они были сложены на груди и совсем холодные. Я звала: "Дедуля!". А он не отзывался.
Сегодня, вспоминая все это, мне кажется, что он умирал, как жил. Стоически.
Все манипуляции, процедуры он переносил молча. Без стона. Без звука.
Он был потрясающим человеком, мой дед.
Пережить то, что пережил он, и не сломаться... Мало кому дано.
Вот и ушел он, "не спуская флага".
Молча. И с достоинством.